Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Аналитика

В Бурятии эвенки борются с бизнесменом за право на промыслы

В Бурятии эвенки борются с бизнесменом за право на промыслы
Фото newbur.ru
Бурятская тайга размером с Бельгию оказалась собственностью предпринимателя.

В Северо-Байкальском районе Бурятии уже много лет длится конфликт эвенков села Уоян с предпринимателем-охотопользователем Виктором Коротынским. Тайга, где эвенки охотились и пасли оленей, оказалась в его частных охотугодьях. И теперь, со слов жителей Уояна, бизнесмен всячески мешает их традиционным промыслам, не дает разрешения, либо ставит кабальные условия.

Таежный беспредел

История началась в 2010 году, когда Виктор Коротынский взял в аренду на 49 лет природные территории площадью в 3 млн гектаров – размер иного европейского государства. С тех пор охотники, рыболовы и оленеводы были вынуждены просить у него разрешения, чтоб заниматься промыслами.

Но, со слов жителей Уояна, Виктор Коротынский стал всячески их притеснять: задавать заведомо невыполнимые нормы отстрела, наказывать оленеводов за убийство хищников при защите стад, если не было лицензии. В результате, волки и медведи нанесли значительный ущерб оленьим стадам.

Людям, пробовавшим протестовать, бизнесмен отказывал в разрешениях, не объясняя причины. Охотники жаловались, что не всегда с ними расплачивались за сданную пушнину. В итоге многие эвенки бросали ремесло, которому посвятил всю жизнь. По словам председателя эвенкийского охотничье-рыболовного кооператива «Чильчигир» Сергея Климова, в его объединении сейчас осталось всего двадцать человек, хотя ранее насчитывалось несколько сотен участников.

Эвенки Уояна стали писать коллективные жалобы в различные инстанции, жаловались руководству республики, их проблемы поднимались в Народном Хурале. Но в итоге ситуация не меняется. Местные жители предполагают, что причина – в обширных связях эксцентричного бизнесмена на самых разных уровнях.

Никаких прав

В начале 2020 года уоянские эвенки снова подготовили коллективное письмо по «перегибам» Виктора Коротынского. Вскоре после этого у одного из авторов обращения, председателя эвенкийской общины «Звезда» Александра Плотникова начались проблемы с правоохранительными органами. На его пастбище нагрянула полиция в сопровождении инспектора Бурприроднадзора, по интересному совпадению, приходящемуся Виктору Коротынскому сыном. Проведя обыск, они обнаружили два ржавых капкана на крыше зимовья, скорее всего оставшихся от прежнего хозяина, также отметили свободно бегающую на пастбище собаку. Было возбуждено дело об административном нарушении. Александр Плотников заявлял, что процедуру провели без соблюдения процессуальных норм, в процессе обыска угрожали его оленеводу. По его мнению, случившееся было актом возмездия и устрашения за жалобу против Виктора Коротынского.

Можно напомнить, в 2017 году председатель эвенкийской общины «Орон» Алексей Ганюгин заявлял, что таёжные хищники практически уничтожили некоторые оленьи стада. Причина — Виктор Коротынский стал строго наказывать за их отстрел без разрешения, заявляя, что убийство волка или медведя влечёт штраф, что «всю жизнь не расплатишься». В результате оленеводы не могут защищать оленей.

— Нам нужна территория, на которой мы могли бы заниматься традиционными видами деятельности, в том числе и охотой. А сейчас мы как те индейцы, находимся в резервации. Никаких прав, кроме как пасти оленей, даже собаку нам нельзя держать, и оружие, — возмущается Александр Плотников.

Иркутяне поднимают «волну»

Сам Виктор Коротынский считает, что местные жители привыкли бесконтрольно заниматься охотой, прикрываясь статусом коренного малочисленного народа, и теперь недовольны, что он наводит порядок. Он утверждает, что все злоупотребления у него зафиксированы в документах, и он готов предъявить их в суде. По мнению предпринимателя, «волну» против него поднимает кооператив «Чильчигир», с которым он много лет судился из-за охотугодий, то есть имеет место конфликт экономических интересов. А глава кооператива Сергей Климов, по его словам, иркутянин и действует в интересах иркутского бизнеса. Прокомментировал бизнесмен и заявления оленеводов о запрете отстрела хищников.

— К Ганюгину я никакого отношения не имею, я нахожусь от него в трехстах километрах, и там моих угодий нет, по волкам я там никаких разрешений и запретов не выдаю. В статьях и выступлениях они говорят про лицензии на десять волков — для меня это звучит как «дважды два – пятнадцать». Я сорок лет охочусь, и за всю жизнь случайно добыл одного волка, а видел всего три раза, — заявил Виктор Коротынский.

«Отзвуки 90-х»

Что касается конфликта с Александром Плотниковым, Виктор Коротынский считает, что тот тоже действует в интересах кооператива «Чильчигир».

— В том письме они писали, что я их превратил в рабов. Вот чтоб Плотников не был у меня рабом, пусть теперь охотится, где хочет. А с бывшей госпромхозовской оленефермы на нашей базе, куда он залез, я его вышвырну как собаку, — эмоционально прокомментировал Виктор Коротынский.

Он также отметил, что практику преференций для КМНС по природопользованию находит порочной. Отметим, бизнесмен в комментариях об оппонентах не скупится на экспрессивные характеристики и бранные эпитеты, которые мы по этическим соображениям не приводим.

Тем временем противостояние уоянцев и предпринимателя продолжается, набирая резонанс. Председатель Ассоциации КМНС по Республике Бурятия Виктор Аюшеев считает, что происходящее – «отзвуки 90-х», и конфликт должен решиться в суде, после тщательного сбора доказательной базы. Ситуацией возмущена и член правления АКМНС РБ, директор государственного республиканского центра эвенкийской культуры «Арун» Надежда Шеметова.

— Это — абсурдная ситуация, когда оленевод не имеет права охотиться на своих угодья, и должна быть разрешена как можно скорее, — считает Надежда Шеметова.

Яндекс.Метрика