Улан-УдэСр, 08 декабря 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Аналитика Читать 3 мин.

Перспективен ли туризм в Бурятии?

Перспективен ли туризм в Бурятии?
Показать полностью фото »
#Аналитика

pixabay.ru

В Бурятии уже много лет говорят о перспективах развития туристической отрасли. Ещё в 90-е, когда рухнул «железный занавес», ожидалось, что всемирно известный Байкал сделает республику «меккой» туризма. Но прошло уже тридцать лет, однако особых успехов в развитии туристической отрасли не наблюдается.

Тем не менее, в Бурятии все эти годы продолжают говорить о перспективах развития туристической отрасли. И глава республик Алексей Цыденов, вступив в 2017 году в полномочия, заявил, что будет стремиться сделать туризм «локомотивом» экономики региона.

Перспективы туризма традиционно аргументируют Байкалом как своего рода брендом с мировой известностью, его природой, а также видами природы, этнической самобытностью народов Бурятии, буддистской экзотикой. Однако, несмотря на всё перечисленное, пока нельзя сказать, что республика стала всероссийским туристическим центром притяжения.

Попробуем разобраться, имеет ли перспективы туризм в Бурятии?

Все сложно

Вначале рассмотрим доводы скептиков. Во-первых, в Бурятии очень короткий туристический сезон, особенно если говорить о Байкале. Тёплое время года длится не более четырёх месяцев, на Байкале вода оказывается достаточно тёплой для купания и вовсе лишь около двух месяцев.

Во-вторых, в Бурятии очень большие расстояния между объектами, интересными с точки зрения туризма. Порой они исчисляются сотнями километров, что означает часы пути. Жители республики этого не замечают в силу привычки, но приезжему совершать такие вояжи даже в окрестностях Улан-Удэ кажется очень неудобным.

В-третьих, по мнению скептиков, привлекательность культурных или природных достопримечательностей Бурятии по мировым меркам довольно средняя. Те же бурятские дацаны выглядят гораздо скромнее грандиозных буддистских комплексов Юго-Восточной Азии.

В-четвёртых, в Бурятии довольно плохо развита туристическая инфраструктура, во всяком случае, в сельских районах. На заседании совета по туризму при главе Бурятии 30 апреля 2021 года туроператоры поднимали вопрос низкого качества точек общепита в районах Бурятии, низкой квалификации их персонала. Можно добавить, качественные дороги в республике тоже имеются не везде – к примеру, добираться до достопримечательностей северных Баргузинского и Курумканского районов часто приходится по плохим грунтовкам.

Перспективен ли туризм в Бурятии?

ard.ru

Молчаливым памятником туризму в Бурятии служит печально знаменитая «Байкальская гавань». С 2007 года в её развитие было вложено около 5 млрд рублей, но она так и не стала популярным туристическим объектом. Скептики порой высказывают мнение, что разговоры о развитии туризма в Бурятии – просто удобный повод получить федеральное финансирование на какие-то инфраструктурные проекты. Можно также напомнить, на апрельском заседании совета по туризму глава Бурятии Алексей Цыденов, в ответ на слова туроператоров, что чартеры приходится обслуживать почти в убыток, заявил, что тогда проще от них отказаться.

Можно добавить, туризм не является локомотивом экономики даже в Таиланде – стране с жарким южным климатом, тёплым морем, всевозможной восточной экзотикой, с очень развитой инфраструктурой и индустрией туристических услуг. Стоит ли ожидать, что у Бурятия с её холодным климатом и прочими перечисленными проблемами туризм вдруг окажется экономически более эффективен?

Что думают эксперты?

— Туризм даёт не очень много дохода – в пределах 5-6% от валового регионального продукта. Ожидать от него большого бурного дохода не приходится – у него сезонный характер. Плюс экологические запреты на Байкале и отсутствие туристической инфраструктуры, и ряд иных проблем не позволяют говорить о большой инвестиционной привлекательности туризма в Бурятии, — считает завкафедрой ВСГУТУ «экономика и организация производства» Виктор Беломестнов.

Перспективен ли туризм в Бурятии?

Советник главы РБ на общественных началах, экономист Алдар Бадмаев также считает, что локомотивом экономики туризм в Бурятии не будет. Он отмечает, туризм – очень специфическая отрасль, которую иногда даже относят не к экономике, а больше к социальной сфере. И с точки зрения социальных эффектов это имеет резоны, поскольку эта отрасль выступает драйвером для развития многих сопутствующих отраслей. Например, в сельских районах становятся востребованы и развиваются сфера услуг, местные промыслы, производство сувениров, появляются рабочие места для населения.

— Мы понимаем, что Бурятия – не Таиланд. Но мы и не гонимся за Таиландом, потому что это совершенно разные виды туризма. Таиланд – это пляжный туризм, познавательный, культурный и т. У нас туризм – познавательный, экологический, оздоровительный, культурно-исторический, кулинарный. Я знаю многих людей, которые приезжают в Бурятию просто чтобы покушать буузы. Потому что реально известное блюдо, бренд такой. Кто-то приезжает в Бурятию как в центр буддизма, поклонники шаманизма к нам приезжают, — говорит Алдар Бадмаев.

Не хуже Белокурихи

Эксперт отмечает, что недавние туристические чартеры уже дали толчок развитию мелкого бизнеса в Кабанском районе. По мнению Алдара Бадмаева, Бурятия ничем не хуже Белокурихи – города с населением в 50 тысяч человек, живущего за счёт лечебных вод, не хуже Камчатки, в турсферу которой уже начали вкладывать немалые средства. В Бурятии тоже есть медведи и минеральные источники, есть Байкал, есть культура «семейских», восточная медицина, гунны и т.д. Вопрос в том, как всё это сфокусировать и выстроить из этого эффекитивную дорожную карту. При этом он также отмечает неразвитость инфраструктуры, большие расстояния между туристическими объектами.

— Я поражаюсь: сколько мы туризм развиваем, но, когда гости приезжают гости – везём их в Иволгинский дацан. Захотели показать им бурятскую стоянку – от Иволгинского дацана до Ацагата приходится ехать 100 км. Для нас это «не крюк», но для приезжего – это целый день потратить. В радиусе 20 км от города можно было бы и бурятскую стоянку сделать, и гуннское городище нормально обустроить, где сегодня даже туалета нет. Кто был в Монголии – наверняка посещали этнические комплексы, парки динозавров и прочее. А у нас одно и то же, — говорит Алдар Бадмаев.

Развлечения с национальным колоритом

Алдар Бадмаев вспоминает, как пытался организовать показ иностранным гостям выступления национального театра «Байкал». Это ему удалось сделать «по большому блату». С тех пор прошло двадцать лет, но ничего не изменилось: попасть на представление театра «Байкала» практически невозможно. Хотя в странах ЮВА выступления знаменитых местных коллективов проводятся по постоянному графику, что удобно для туроператоров.

Бадмаев считает, что важно изменить подход к работе театров Бурятии, которые привыкли просто отрабатывать госзадание на бюджетные средства, и не ориентированы на приезжих. А в самый «сенокос», когда в Бурятию приезжают туристы, артистов отправляют на гастроли в сельские районы. Музеям республики также стоило бы больше ориентироваться на туристов, которых интересуют именно местные культурные артефакты, а не попытки тягаться с Лувром и Эрмитажем. То же гуннское оружие, или старинная бурятская керамика. А в Гуннском городище, учитывая известность «гуннского» бренда, необходимо создать все удобства, а также организовать салон исторических фильмов о гуннах и лавку сувениров на гуннскую тематику.

Перспективен ли туризм в Бурятии?

По словам Виктора Беломестнова, доля туристической отрасли в объёме ВРП республики не превышает 10%. С другой стороны, некоторые перспективы отрасль все же имеет, и отказываться от них тоже неразумно. Бурятия имеет этнокультурный потенциал населяющих её народов – бурят, семейских, казаков, эвенков и сойотов, исторический бэкграунд, связанный с гуннами, Чингисханом, сибирскими первопроходцами. Можно развивать религиозный туризм, как край буддистов, шаманов, старообрядцев. Можно развивать событийный туризм. Например, автофестиваль «Байкальская миля» или «Байкальская рыбалка», экстремальный или «приключенческий» туризм. До ковидных ограничений и колебаний инфляции в Бурятии был популярен шоп-туризм из Монголии.

Пока же министерство туризма Бурятии рисует проекты трансграничного туристического маршрута в Монголию, развития инвестплощадок вокруг прибайкальского села Выдрино и строительства отелей в «Байкальской гавани». Что из этого выйдет – покажет время.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.
Новости в России и мире - Информационный портал Sm.News