Улан-УдэВт, 19 октября 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Аналитика Читать 3 мин.

Как в Бурятии пытаются спасти села и найти работу сельчанам

Как в Бурятии пытаются спасти села и найти работу сельчанам
Показать полностью фото »
#Аналитика

infpol.ru

В Бурятии уже много лет актуален вопрос развития села. Это связано как с необходимостью поднимать сельское хозяйство, так и с нарастающими миграционными процессами.

Вспыхнувший в 90-е кризис уничтожил в сельских районах многие предприятия, где было занято местное население. Соответственно, сельские жители начали массово переселяться в Улан-Удэ. Это привело к беспрецедентному разрастанию в столице республики частного сектора: по данным администрации города, сейчас насчитывается 67 тысяч частных подворий. Для сравнения: в Красноярске, где в два раза больше населения — частных домов 12 тысяч, в соседней Чите – 25 тысяч. Весь этот массив частных домов отапливается печами и мини-котельными, часто используется дешёвое топливо – от некачественного угля до мусора и покрышек.

В результате Улан-Удэ по загрязнённости воздуха входит в первую двадцатку по стране. Другая проблема – целые посёлки, оказавшиеся «самоволками»: в своё время люди, либо самовольно застраивались на любом подходящем месте, либо им незаконно продавали землю под эти цели. Мэрии Улан-Удэ пришлось проделать огромную работу по узаконению подобных образований. Можно добавить, переселенцы в своё время активно селились и на территориях пригородного Левобережья, которые сейчас приходится экстренно защищать от паводка на реке Селенга. Миграционные процессы продолжаются и сейчас.

На самом селе, отсутствие работы усиливает криминогенную ситуацию – люди промышляют незаконной рубкой леса и браконьерством, от безысходности процветает алкоголизм, порождающий бытовые преступления. Кто-то уезжает работать на вахту, и заботы по хозяйству падают на плечи их семей.

Как же поднять в Бурятии село?

Госпрограмма развития

Как прокомментировали в Минсельхозпроде РБ, для развития сельских территорий и поддержку сельхозпроизводителей реализуется республиканская госпрограмма «Комплексное развитие сельских территорий». Она предусматривает обеспечение доступным и комфортным жильем, мероприятия по благоустройству сельских территорий, создание и развитие инфраструктуры по принципу проектного управления.

В рамках этой программы в 2020 году в 16 районах республики реализовано 76 проектов по поддержке местных инициатив граждан, направленных на обустройство игровых и спортивных площадок, уличного освещения, обустройство зон отдыха и реконструкцию памятников. В 2021 году планируется реализовать еще 20 проектов.

По направлению «Развитие инженерной инфраструктуры на сельских территориях» продолжается реализация проекта «Комплексное жилищное строительство микрорайона в северной части села Кабанск». Проект реализуется с 2018 года, завершение планируется в 2021 году. С 2018 по 2020 годы было построено 3,97 км электросетей, установлено уличное освещение протяженностью3,42 км, спортплощадка с тренажерами и внутрипоселковая дорога. В 2021 году планируется построить 6,45 км водопровода.

Другой пример — строительство 12,9 км линий уличного освещения с применением энергосберегающих технологий в Тункинском районе, в сёлах Хужиры и Шимки.

В селе Тарбагатай в рамках проекта комплексного развития строится поликлиника стоимостью более 480,3 млн рублей. Завершить строительство предполагается уже в этом году. Также закуплено два автобуса для местных домов культур и один автобус для подвоза учащихся Тарбагатайской средней школы.

— Сейчас республиканский минсельхоз, знаете, занимается всем. Мы строим детские сады, школы, поликлиники, дороги, мосты, тротуары, уличное освещение и линии электропередач. Покупаем автобусы для детсадов, ремонтируем и оснащаем дома культуры, покупаем «буханки» — автомобили «скорой помощи» для фельдшерско-акушерских пунктов. Что только не делаем, — вздыхает и шутит министр сельского хозяйства РБ Галсан Дареев.

Как в Бурятии пытаются спасти села и найти работу сельчанам

Галсан Дареев

Разумеется, активная работа ведётся и по основному направлению работы министерства. Сельхозпроизводителям оказывают широкий спектр финансовой поддержки: гранты, субсидии, льготные займы из фонда поддержки сельхозкооперации. По некоторым направлениям возмещение затрат для сельхозпредприятий может доходить до 95%. Также при Минсельхозпроде РБ создан информационно-методический центр, оказывающий консультационные услуги начинающим фермерам.

Мнение экономиста

— Остановить миграцию из сельских районов можно только одним способом: создать на селе рабочие места. Если мы будем строить в деревне спортивные площадки, и даже школы и детсады, это её не остановит. Люди мигрируют не из-за отсутствия спортплощадок, а из-за отсутствия занятости и доходов, — говорит известный эксперт-экономист, советник главы республики на общественных началах Алдар Бадмаев.

По его мнению, в Бурятии необходимо делать ставку на развитие лёгкой промышленности, крупные предприятия пищепрома. Тогда будет востребовано сырьё, производимое местными сельхозпроизводителями. Такие предприятия могли стать «локомотивами», как, например, «Молоко Бурятии», благодаря которому повысилась рентабельность надоев молока на селе. По словам экономиста, после упадка 90-х был период, когда закупочные цены на молоко не превышали 15 рублей, и сельчанам было проще выливать его свиньям – сдавать куда-то смысла не было, оно получалось дешевле воды.

— Производить молоко для переработки на каких-то мини-цехах бессмысленно: нам было нужно серьёзное флагманское предприятие. Нынешние владельцы «Молока Бурятии» решили вопрос, и у нас сразу цена на молоко пошла – 20-21 рубль за литр, что тут же повысило рентабельность молочного скотоводства. Хозяйствам стало уже интересно заниматься производством молока, люди почувствовали денежную отдачу, — рассказывает Алдар Бадмаев.

Соответственно, возрастает рентабельность молочного скотоводства, которое позволяет жителю села постоянно иметь какие-то деньги от доения молока, в отличие от мясного скотоводства. Учёный считает, сейчас перспективно поддерживать проекты молочных ферм, которые до эпохи «перестройки» имелись в каждом селе.

— Пример наших соседей в Иркутской области показывает, что там на молочных фермах люди в среднем получают по 40 тысяч рублей. Для села это гигантские деньги, тем более что мы знаем, что в сёлах люди живут за счёт пенсий, или содержа огород. Кроме того, в молочном скотоводстве 90% занятых – это женщины, практически не трудоустроенные на селе. Они вынуждены заниматься огородами или самозанятостью, тогда как мужчины могут ездить на вахту или втихую нелегально рубят лес, — отмечает эксперт.

Следует отметить, субсидирование Минсельхозом РБ закупок племенного молочного скота, при условии создания молочной фермы, может составлять 90%.

Экспортные дикоросы

Другим перспективным направлением, которое помогло бы поднять село, эксперт видит в развитии биофармкластера. В том же Китае имеется большой спрос на продукцию лекарственного растениеводства и пчеловодства. Но подсчёты показали, что Бурятия сейчас производит не более 20 тонн мёда, что мизерной цифрой для рынка. Что касается лечебного растениеводства – в Бурятии те же китайские скупщики активно закупают целебные дикоросы, которые нередко являются «краснокнижными» и добываются варварскими способами. Существует риск, что республика потеряет эти растения. Алдар Бадмаев предлагает поддерживать местные предприятия, занимающиеся биофарминдустрией, что помогло бы и навести порядок в этой сфере, и, опять же, стимулировать занятость на селе.

— Когда я пришёл в советники главы, колоссальных трудов стоило убедить коллег поддержать хотя бы два-три хозяйства. Элементарно купить два трактора, два спецкомбайна для уборки, помочь сделать сушилки, приобрести пару комплектов упаковочного оборудования. Всё укладывается в 10-20 млн рублей. Мы бы дали толчок развитию, — говорит эксперт.

Способствовать занятости на селе, по его мнению, должно и развитие в республике туристической сферы. По словам Алдара Бадмаева, даже первые туристические чартеры уже отразились на сфере услуг в селах Кабанского района.

Подводя итог

Очевидно, что вопрос снижения миграции из сельских районов в город действительно уже назрел. С одной стороны, Улан-Удэ становится перенаселённым со всеми вытекающими проблемами, с другой – уже нередки случаи, когда на предприятиях, открываемых в деревнях, приходится привлекать работников из других сёл. На лицо – нехватка рабочей силы.

Чтоб создать на селе привлекательные условия, нужны в первую очередь рабочие места, хотя требуется развивать социальную инфраструктуру. Рабочие места, в свою очередь, создаются потребностями сельского хозяйства, которое будет развиваться, если его продукция кому-то нужна на переработку. Локомотивом тут становятся крупные предприятия, перерабатывающие сельхозсырьё.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.
Новости в России и мире - Информационный портал Sm.News