Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Общество

Гражданское оружие в Бурятии: готово ли общество?

Гражданское оружие в Бурятии: готово ли общество?
Фото pixabay.ru
Гражданское оружие издавна служит темой споров, разрешать его населению или нет. Противники оружия пугают угрозой его применения в преступных целях, сторонники говорят о праве граждан на вооружённую самозащиту. Кто из них прав, и насколько наше общество готово к оружию?

Бурятия – сибирский регион, где оружие издревле было частью повседневного быта. Ведь в тайге без ружья не проживёшь, да и правоохранительные институты в регионе установились сравнительно недавно.

По информации пресс-службы управления Росгвардии по РБ, в настоящее время на территории республики зарегистрировано порядка 24,4 тысяч владельцев легального гражданского оружия, на руках у них свыше 44 тысяч «стволов». За 2019 год в Бурятии зарегистрировано более 30 преступлений с использованием оружия, шесть из них – с применением зарегистрированного оружия. Утрачено владельцами при различных обстоятельствах 33 единицы оружия, изъято за нарушение правил оборота свыше 1200 единиц и около 5000 единиц боеприпасов.

В России к гражданскому оружию относят охотничьи ружья (гладкоствольные и нарезные) и различные виды оружия самообороны – травматические и газовые пистолеты. Обзавестись им может любой гражданин, не имеющий судимостей и медицинских противопоказаний. Отечественное оружейное законодательство кто-то считает слишком ограничивающим права – в первую очередь из-за запрета гражданским лицам короткоствольного нарезного оружия. Кто-то, наоборот, находит его довольно либеральным. Что же думают об этом специалисты?

По мнению председателя Федерации практической стрельбы Республики Бурятия, эксперта в сфере оружия и самооброны Сергея Тулуева, российское оружейное законодательство довольно жёсткое. Человеку достаточно сложно собрать пакет необходимых документов, а лишиться права на оружие можно, к примеру, за пару серьёзных «административок» в течение года.

— Простому гражданину обзавестись оружием не так легко, но возможно, если нет серьёзных ограничений. Например, даже анализ на наркотические вещества отсеивает многих претендентов, но это правильно. Но если дальше ужесточать – будет уже слишком. Тем более у нас много охотников или стрелков-спортсменов. Надо про другое говорить: о правомерности применения. Гражданам дали оружие, а когда можно применять, не объяснили. Получается, люди владеть могут, а применение порождает серьёзные проблемы, — считает Сергей Тулуев.

Главная причина, по его мнению — несовершенство правовой базы. Законы об оружии и самообороне сформулированы расплывчато, нет внятно прописанных пояснений к ним. Хотя, к примеру, в США, где сложились давние традиции владения гражданским оружием, где права на самозащиту расписаны довольно подробно.

— Буква закона и практика часто расходятся. На бумаге-то всё красиво написано, а в жизни гораздо сложнее. Допустим, на тебя напали, а с тобой члены твоей семьи; ты в состоянии стресса, вокруг темнота, противников несколько. Тебе показалось, что кто-то из них вооружён. И насколько ты адекватно сможешь оценить уровень угрозы? – говорит Сергей Тулуев.

Кроме того, у отечественных правоохранительных органов при разборе ситуаций, когда гражданин применил оружие, срабатывает что-то вроде рефлекса: они жёстко настраиваются против применившего, даже если применение оружия было обоснованным. И невнятность законов даёт возможность толковать действия самооборонившегося гражданина как умышленное преступление, со всеми для него вытекающими. Всё это порождает абсурдную ситуацию, когда оружие есть, но применять его, получается, нельзя.

— А ещё у многих граждан не хватает юридической подготовленности для применения оружия. Они не до конца понимают, когда можно и нельзя, хотя вроде проходят обучение. Что греха таить – после разрешения травматиков из них стреляют, где не надо. Сколько случаев: человек напился, ему что-то не так сказали или подрезали на дороге – он достал травмат, выстрелил, глаз выбил. Наше общество юридически незрелое, люди не осознают опасность оружия, не боятся его неправомерно применять. И в законе нет чётко прописанных ситуаций, когда можно или нельзя применять оружие. В США всё чётко прописано, и гражданин знает свои права, у нас этого нет, — комментирует Сергей Тулуев.

Система обучения граждан для получения лицензии на оружие в России, по мнению эксперта, крайне несовершенна, и по сути, фикция.

— У нас обучение – два часа посидели, какие-то зачёты сдали. Люди вроде проходят его, а оно никаких знаний не даёт – ни юридических толком, ни техники безопасности, ни навыков обращения и стрельбы. Вся эта система «полуфабрикатная», это просто бизнес — очередная «кормушка» для негосударственных учебных учреждений. На водительские права человек обучается два-три месяца, потому что иначе он на дороге ДТП устроит, буду жертвы. А тут — три часа посидел, и как бы прошёл обучение. Хотя обращению с оружием следует обучаться не меньше, чем вождению. Чтобы человек знал элементарные правила, упражнялся на полигоне в выхватывании, в стрельбе, — возмущается Сергей Тулуев.

Обучение, по его мнению, должно проводиться на стрельбище, под руководством квалифицированных инструкторов. Отметим, в Бурятии в настоящее время гражданам сложно тренироваться ввиду отсутствия общедоступных полигонов. Правовая база, правоприменительная практика, обучение владельцев оружия определенно нуждаются в значительном усовершенствовании.

— Юридическая незрелость населения и непроработанность законов ставят под сомнение идею боевого гражданского оружия. Наше общество к нему ещё не готово. Я бы пока не разрешал «короткоствол», рано. Граждане сами не готовы к нормальному огнестрелу. Я бы даже травматики запретил, их рано разрешили. Потому что пока нет нормального обучения – ни юридического, ни практического, законы не прописаны. Всё пока «сырое». Половина бандитов с травматиками ходит. Вспомните трагический случай, когда убивали бурятского борца Юрия Власко. Нападавшие разогнали толпу стрельбой из травмата. При этом, если преступники напали на гражданина, а он применил оружие, его правосудие начинает давить «в одну калитку». В законах надо каждый шаг прописать, вплоть до слов. И надо чётко обучать граждан. Только после этого можно говорить о легализации «короткоствола» и подобных вещах, — считает Сергей Тулуев.

Тулуев подчёркивает, что необходимость качественного обучения касается не только самообороны, но и охоты. Люди, не умея стрелять, не изучая баллистику, охотоведение и иные необходимые дисциплины, идут в лес, и оставляют много подранков, часто убивают самок с детёнышами.

За последние несколько лет в Бурятии ряд общественных деятелей неоднократно выступали за либерализацию оружейного законодательства и борьбу с «предвзятостью» правоприменительной практики, когда самооборонившийся гражданин рассматривается следствием как преступник. В 2014 году журналист Василий Тараруев был арестован и оштрафован за одиночный пикет с призывом расширить право граждан на оружие и самозащиту.

— В Бурятии, в Сибири оружие всегда было и есть. У нас люди всегда промышляли охотой, оружие здесь традиционно. И пытаться отобрать его у людей смысла нет, — считает Сергей Тулуев.

Яндекс.Метрика